home-blur
bbc23
15/05/2022
Новости EASE

Как работают украинские айтишники в войну и что будет после нее

Материал подготовлен BBC News Ukraine

"Сначала нужно выиграть войну, а потом уже будем планировать", – говорит Никита. Он опытный программист, работающий на успешную американскую ИТ-компанию. А еще он – офицер запаса. После двух месяцев в западной Украине Никита решил вернуться в родной Харьков.

"Когда будет мобилизация третьей волны, мне должна прийти повестка, поэтому я хотел бы быть поближе туда, чтобы не так далеко ехать", - объясняет он.

"Я живу с западной стороны Харькова, в пригороде. На машине где-то 10 минут до ближайшей станции метро. Поэтому там слышны взрывы, слышны вибрации, но за всю войну туда где-то пару раз прилетало. Интернет, вода, свет, газ - все есть." И перебоев не было в нашем районе. Поэтому думаю, что буду работать. Конечно, если не усилятся обстрелы".

А пока, говорит Никита, "продолжаем работать, как и до войны".

До войны украинская ИТ-индустрия была отраслью, которая развивалась как можно скорее во всей экономике. За 2021 год она получила почти 7 млрд долларов доходов от экспорта услуг (против 5 млрд долларов в 2020), что "мешало" почти на 3% ВВП и принесло 23 млрд грн прямых налогов.

 

Во время войны, когда промышленность, особенно на территориях, где идут боевые действия, фактически стала, а аграрный сектор потерял доступ на внешние рынки из-за блокады портов на Черном море, ИТ-сектор мог стать спасением для украинской экономики. Особенно если учитывать его мобильность, способность к дистанционной работе и гибкость.

В известной степени так оно и есть, - нынешние показатели ИТ-отрасли намного лучше, чем в других отраслях. Однако есть и негативные сигналы, которые, как говорят некоторые представители этого бизнеса, могут поставить под вопрос выживание многих компаний до того, как война завершится.

Как работают украинские айтовцы во время войны?

"Выходим на довоенные рельсы"

"В первые дни войны "были немного паузы с релизами" из-за того, что большинству команды, которая находилась в Киеве, нужно было переехать на Запад Украины в более безопасное место, - рассказывает Никита.

Но сейчас большинство людей в безопасности, поэтому мы выходим на рельсы, которые были до этого, и работаем дальше".

Он говорит, что слышал от друзей, работающих в других компаниях, о том, что первые недели войны у них было падение количества заказов и определенная неопределенность со стороны клиентов. Но эти проблемы, говорит он, преимущественно в так называемых "сервисных" компаниях. И даже там, по его информации, ситуация с заказами начинает исправляться. В то же время он признает, что стабильность работы его компании объясняется тем, что она производит собственный программный продукт, и сама его продает за пределы Украины.

"Я работаю в американской "продуктовой" компании. Большинство наших клиентов находятся в США или в Европе, - объясняет Никита. - Предлагали выехать в Польшу, потому что там тоже есть наш офис, но из всей компании только пару человек воспользовались этой опцией".

Илья, сотрудник другой ИТ-комании, наоборот воспользовался предложением руководства переехать в Польшу еще в январе этого года. Сейчас он живет в Гданьске – в новом доме, в котором его компания также еще в январе выкупила для сотрудников небольшие квартиры-студио.

"Мы сами и местные называют этот дом "аитярней", - рассказывает Илья. - Но сейчас в нем нашли убежище далекие от программирования люди, но близкие нам - например моя сестра-архитектор из Днепра".

О планах на будущее Илья пока не готов рассказывать, но замечает, что переезд в Польшу, да еще с сохранением работы, дохода и места, где жить, имеет и свои проблемы, - как вполне ожидаемые, так и открывающиеся "по хода".

Сколько украинских айтовцев сохранили работу, сколько уехали из Украины, сколько клиентов и доходов сохранили, насколько эффективно работают и платят налоги?

Все работает, но...

По словам Константина Васюка, исполнительного директора Ассоциации ИТ Ukraine, в которую входит 112 ИТ-компаний с общим количеством работников около 77 тысяч, о каких-то проблемах или изменениях в работе в настоящее время сообщили до 20%.

Но это не только отказ в новых контрактах, это может быть и простой пересмотр условий, замечает он и подчеркивает, что сейчас ситуация лучше, чем в начале войны.

"Когда началась война, клиенты были настроены скептически и пессимистично – они тоже были под влиянием информации, что 2-3 дня, и все кончится, и не в пользу Украины. А здесь, когда они увидели, что "деливери" работает, что качество не снизилась, безопасность не снизилась, они сначала были очень удивлены. А потом, когда прошел еще месяц, они убедились, что все работает. Поэтому сейчас те, кто пытался кардинально пересматривать свои бизнес-отношения с Украиной, не прибегают к резким шагам".

 

Ситуация не является "радужной", но если она "не будет меняться к худшему с доступностью кадров, инфраструктура будет работать, то мы можем очень серьезно сохранить объемы, даже неожиданно для некоторых", прогнозирует Константин Васюк.

Пока, по опросам ИТ Ukraine, компаниям удалось сохранить эффективность работы на уровне 95-96% от довоенного уровня.

При этом "проседание" по налогам, по предположениям Константина Васюка, будет не больше 20-25% в отрасли, - а это на порядок меньше, чем в других - "реальных" - отраслях украинской экономики.

"ИТ - это единственная отрасль, которая продолжает работать на экспорт почти в тех же объемах, как и до войны", - отмечает глава ИТ Ukraine и подчеркивает:

"Было 7 млрд долларов экспорта. Теперь пусть будет 4-5 млрд долларов. Но это 5 млрд в экономику, это не просто пожертвования или какие-то планы Маршалла. Это семья получает, скажем, тысячу долларов дохода, которые будут тратиться в Украине, которые на карточке, а не под подушкой, где-нибудь там будет выводиться. И Сергей Марченко (министр финансов - Ред.) знает, что эти 5 млрд отличаются от 5 млрд из плана Маршалла".

При этом доля ИТ-специалистов, переместившихся за пределы Украины, не превышает 17%.

"Большие компании уделяли этому большее внимание, потому что клиенты начали давить на них, когда в октябре появилась информация о возможном вторжении. Клиенты требовали, чтобы компании поднимали кризисные планы, релоцировали ключевых работников, которые компании и предлагали сотрудникам на добровольных началах", - объясняет Константин Васюк, добавляя, что у большинства крупных ИТ-компаний, работающих в Украине, есть и офисы в Европе.

Супер рисковая или безопасная зона?

Более пессимистические оценки ситуации имеют в Европейской ассоциации программной инженерии EASE, в которую входят 50 компаний. Президент ассоциации Владислав Савченко обращает внимание на появившиеся с начала войны опасные тренды в отрасли. К примеру, резко сократилось количество вакансий.

"Если до войны количество вакансий преувеличивало количество соискателей работы в 2-3 раза, то сейчас, например, на одном сервисе есть 20 тысяч вакансий, а разместивших свое резюме около 45 тысяч. То есть на самом деле работы становится меньше, чем вакансий, - говорит он. - Это очень плохая тенденция, если говорить о перспективе 3-6 месяцев.

В общей сложности, по словам Владислава Савченко, пока сократить штат работников пришлось около 12% компаний. При этом речь идет преимущественно о небольших компаниях. Но "если этот процент дойдет до 25%, то даже крупные компании начнут увольнять людей", отмечает он.

В самом бедственном положении оказались сервисные компании, работавшие исключительно на украинском рынке. Когда из-за российского вторжения экономика стала, такие компании потеряли много заказов и клиентов.

"У них осталось от 20 до 30% денег, то есть клиентов, которые платят. Там вообще очень печальная ситуация, там идут массовые сокращения и компании даже закрываются", – говорит глава EASE.

Если говорить о сервисных компаниях, работающих на зарубежный рынок, то там есть "триггеры", которые уже говорят, что через три месяца в индустрии будет очень плохо, добавляет он.

В то же время перед сервисными компаниями, которые обслуживали клиентов за рубежом и сохранили существующие контракты, встала проблема отказов от будущих заказов.

 

Пока падение доходов в целом по ИТ-индустрии не превышает 15%, говорит глава EASE.

Старые заказы сохранились на 80–85%. Но с новыми большая проблема. И, если учитывать, что ИТ-отрасль в Украине выросла именно на "сервисе" (70-75% рынка, по оценкам ассоциации), а не на "продуктах", то "если такая ситуация продлится год, то от украинского ИТ может не остаться нечего", считает Владислав Савченко.

"Если говорить о наиболее вместительном рынке – крупных корпоративных заказчиках, то Украина для них находится в суперрисковой зоне, и они отменяют потенциальные контракты, поступающие из Украины. То есть если показываешь, что локация разработчиков в Украине, они просят показать другие локации в Европе" , – объясняет он, добавляя, что иногда украинских специалистов даже относят к той же рисковой подсанкционной категории, что и россиян и белорусов.

Лучше сейчас украинским сервисным компаниям удается работать с зарубежным малым и средним бизнесом, а также стартапами, потому что их легче убедить в том, что эффективность работы украинских айтовцев практически не пострадала от войны. А вот для крупных компаний Украина – сплошная рисковая зона, сотрудничать с которой запрещают внутренние протоколы безопасности таких компаний.

"Если говорить о малых и средних клиентах, то до них можно донести то, что в Украине есть безопасные зоны, и каждая компания делает это по-своему. Они обозначают области, где не идут активные боевые действия, и говорят: это безопасные зоны". Сейчас идет создание кластера ИТ в закарпатской области именно для этого. Это уже инициативы бизнесов, которые понимают, что надо как-то коммуникировать с клиентами", - говорит Владислав Савченко и добавляет, что было бы желательно, чтобы такой же сигнал поступил и от государства.

В то же время он признает, что приоритетом для правительства сейчас является защита Украины от российского войска и получение помощи партнеров, поэтому разговоры о том, что в Украине есть какие-то "безопасные зоны" не ко времени.

Чтобы убедить зарубежных клиентов, которые боятся, что украинских айтовцев заберут в армию, или что в Украине исчезнет интернет, а они лишатся своих денег, в том, что их заказы будут выполнены, ассоциация создала специальную платформу, где выступает гарантом выполнения заказа. Рассматриваются также и варианты страхования рисков или государственно-частного партнерства, чтобы обезопасить постоянное поступление новых заказов.

"Ибо ты продаешь им безопасные зоны, а они спрашивают: а если будет эскалация, а если туда прилетят ракеты? Опасность в том, что этот снежный ком проблем может вылиться в миллиарды. Индустрия очень долго росла, а потерять ее можно за год, и от этого грустно",- объясняет Владислав Савченко.

В то же время он признает, что в ИТ отрасли есть и компании, которых война вообще не коснулась, "но это продуктовые компании, работавшие на внешних рынках", отмечает он, и прогнозирует:

"После войны, думаю, все будет очень хорошо с украинским брендом, но именно сейчас есть вопросы. И нужно еще дожить до войны".

Что говорят о работе во время войны в ИТ-компаниях

(по опросу "Европейской ассоциации программной инженерии" EASE)

Василий Иванов, основатель KeepSolid

За время войны мы не потеряли ни одного сотрудника, более того, открыли около 10 вакансий. Работают все, большинство осталось в Украине. Работают даже те, у кого в городе шли боевые действия. Естественно, с перерывом на бомбоубежище.

Доходы не потеряли, наши пользователи расположены по всему миру. Запустили акцию, по которой 30% дохода от самых дорогих тарифов перечисляем в пользу армии. Два месяца прирастаем примерно на 8%.

Максим Прохоров, владелец и основатель PM Partners

Было 140 сотрудников, осталось 58. Оборот упал в 2,5 раза. Фонд заработной платы был 1,8 млн. грн, сейчас стал 800 тыс. грн. Было 20% выручки из-за границы, сейчас 90%.

Прогнозы делаем всего на 2 месяца, стараемся сохранить команду, пока живем в убытках, стараемся не нарастить его за эти два месяца.

Первые недели войны все зарубежные клиенты хотели релокейта всех команд, но я долго рассказывал, что это невозможно. Мы дополнительно подтвердили местонахождение каждого сотрудника, и что они в безопасности. Также у нас установлены старлинки, которые в десятки раз дают лучший Интернет, чем в ЕС или США.

Несмотря на то, что мы переместили команды, эффективность упала на 30-40% из-за многих факторов: волонтерство, айти-войска, гибель родных и т.д.

Никита Попов, CEO и основатель PM Group

2020-2021 были у нас годами постоянного роста. Как компания мы росли на 5-10% каждый месяц, соответственно росли и объемы налогов.

2022 (январь, февраль) мы начали так же активно, набрали еще 10-12 человек.

Войны. За первые 2-4 дня теряем 3 сотрудников (договорились, что они примут паузу, но в итоге они так и не вернулись из паузы).

4-6 день (первая рабочая неделя) – заморозка или остановка платежей у 70% клиентов, еще 30% сказали, что продолжат работать с нами и оплачивать услуги.

Конец марта-начало апреля – ровно месяц, как сумма поступлений на наши счета равна нулю.

Прибылей за время войны у нас не было от слова совсем.

Что будет дальше? Рынок сильно изменился, и работать с украинской ИТ-компанией 20-30% не хотят открыто, и еще 30-40% хотят, "но давайте через 2-3 месяца или когда будет все спокойно". Остальные не прочь работать.

Мировые компании увидели такую ​​"просадку" рынка и пришли забирать его себе. Рекрутеров из цепа спустили и они сейчас хантят все и всеми доступными способами.

Рынок и дальше падает, и я с первого дня говорю, что самыми трудными будут первые три месяца и нужно продержаться ровно это время. Так что ждите новостей к концу апреля и в мае.

Мой личный прогноз на компанию – все будет хорошо, мы обязательно выберемся и продолжим расти.

Полина Полякова, CMO AllSTARSIT

Война не отразилась на количестве работников в компании. Украинская команда продолжает работать в условиях военного времени, некоторые воспользовались возможностью релокации в Варшаву в наш головной офис. С начала военных действий на территории Украины 4 работника ушли на фронт. В марте компанию оставили два работника, которые планировали свое уволиться заранее еще до войны.

Ни один клиент не прекратил сотрудничество с AllSTARSIT за время войны. Более того, количество клиентов выросло – сейчас мы имеем 40 крутых проектов. В связи с войной компания перенесла свой головной офис из Киева в Варшаву.

Мы понимаем, что после снятия ограничений на пересечение границ для мужчин часть людей выедет за границу, а кто-то наоборот вернется к семье в Украине и будет восстанавливать государство. Это все сложно прогнозировать, мы просчитываем разные варианты, чтобы наши сотрудники могли комфортно жить и работать в Украине (Киев, Львов, ремоут), а также могли по желанию поехать на воркейшн или релокейт в другие страны Европы, Израиль, Эмираты, после нашей победы.

Владислав Подоляко, основатель и СЕО Belkins

От нас не ушел ни один клиент. Нам удалось сохранить каждого, за исключением российских, с которыми простились по понятным причинам. Благодаря тому, что мы не потеряли свою операционную эффективность, мы смогли сохранить тренд роста. Мы не только не упали в цифрах, но несколько выросли благодаря оптимизации затрат и потоку новых клиентов.

Наши клиенты уверены, что даже в такой ситуации команда Belkins знает способ бесперебойно продолжить работу над проектами. Мы это доказали еще в первый день войны. К концу первой недели войны мы вышли на 95% своей эффективности, не оставив клиентам никаких сомнений.

Безусловно, имелась короткая вынужденная пауза, когда мы эвакуировали команду на Запад Украины, но даже тогда наша команда продолжала жонглировать десятками своих задач, работая в разных условиях. Часть команды пошла защищать страну на передовую, кто-то нуждался больше в эвакуации из критических районов, но ребята без лишних вопросов брали на себя работу своих коллег, даже кроссфункционально. Благодаря такой сплоченности риски потерять клиентов свелись к нулю.

Что будет после войны

ИТ-индустрия — одна из немногих отраслей, которая уже является надежным основанием тыла, а после войны может стать одним из локомотивов восстановления украинской экономики, считают в ИТ Ukraine.

За десятилетие до войны украинские айтовцы привыкли работать на очень конкурентном рынке, говорит Константин Васюк:

"Когда ты находишься на рынке, где все достаточно так сильно толкаются все время, то ты закаляешься. Вот мы и закалились".

"Украина в последние 5 лет стала настоящим ИТ-хабом, где можно делать сложные проекты", – объясняет Владислав Савченко.

Когда все рождалось, мы конкурировали с Индией, говорит он. Но поскольку "в человеческом потенциале" с десятками миллионов индейцев украинцам конкурировать невозможно, то постепенно украинцы стали принимать сложность проектов и задач, которые можно решать.

"У нас есть исторически сильная инженерная школа, сильная математическая школа, поэтому все хотят нанять украинских айтовцев, все знают их качество", - отмечает он.

Это и преимущество, и опасность, ведь, например, если посмотреть на объявления на европейских сайтах, где предлагают работу украинцам во время войны, то львиная доля приходится на вакансии, связанные с отраслью ИТ.

Из-за запрета на выезд за границу для мужчин призывного возраста - а именно таковы подавляющее большинство работников украинских ИТ-компаний - пока ощутимого "оттока мозгов" не наблюдается. Но что будет, когда запреты будут отменены и границы откроются?

Опасения, что тогда украинские айтовцы могут уехать за границу, имеют под собой основания, говорит Владислав Савченко. Но отмечает: сейчас доходы программистов в Украине выше, чем в Испании и примерно равны Польше, а вот уровень налогообложения - очень отличается.

 

Если в Украине это 5% при регистрации в качестве ФЛП и 7% для резидентов Действие Сити, то в Польше нужно платить более 20% налога на доходы. И с этим уже столкнулись некоторые компании, которые перебазировали своих работников в Польшу, потому что через полгода пребывания в стране должны перейти на уплату налогов по местным законам.

"С нами могут легко конкурировать Америка - США, Канада и Британия. Немцы также конкурентоспособны по зарплате, но они наверняка не будут становиться в очередь, чтобы снять украинцев, потому что взять работника в штат - это потом очень трудно его увольнять, и такое др. Поэтому выдержать этот удар украинское ИТ сможет", - считает глава "Европейской ассоциации программной инженерии" EASE.

"Пока наши опросы не свидетельствуют о попытках всех встать и уехать", - утверждает и исполнительный директор ИТ Ukraine Константин Васюк.

Он напоминает, что за годы ковидной пандемии практически все в ИТ-бизнесе переориентировались на отдаленную работу.

Поэтому, по его словам, "сегодня речь идет не столько о физическом переезде в страну, как о попытках получить какие-то лучшие безопасности, социальные, инфраструктурные возможности, чем у человека здесь". А сегодня эти условия "в Украине для многих людей объективно ухудшились из-за войны".

"Я считаю, что это нормальное право человека посмотреть на возможности для семьи, для детей, для своего карьерного роста", - говорит Константин Васюк, и объясняет логику действий большинства айтовцев:

"Если он условно создаст эту exel-табличку создаст, то будет много критериев. Например, безопасность есть, но нет достаточной инфраструктуры, то будет один вариант, – перечисляет он разные возможности. – Для айтовцев, которые сейчас работают на западной Украине, инфраструктура целиком Если война закончится, а безопасности не будет, либо будет угроза повторного конфликта, либо будут какие-то репрессии или странные законопроекты о 10 годах тюрьмы за то, что не вернулся. для того чтобы в этой табличке выбрать другую локацию".

Поэтому сейчас, по словам Константина Васюка, сложно прогнозировать, будет ли отток мозгов или нет. Это будет зависеть от того, как долго будет длиться война, каким будет послевоенное восстановление Украины и ситуация в европейских странах.

Если все сосчитать, говорит глава ИТ Ассоциации, Украина является "одной из лучших локаций, где можно работать, реализоваться. Но война внесла свои коррективы".

Пари, в котором нет проигравших или вдохновляющий кейс резидента EASE
Подробнее
20% теории и 80% практики — Европейская ассоциация программной инженерии провела 2 митап IT Stand-Up «Презентуй, как Стив Джобс».
Подробнее
Мы получили награду «Партнерство ради устойчивого развития» от Глобального договора ООН в Украине за партнерство, совместные проекты и поддержку ООН.
Подробнее